RUEN
Публикация
10.7.2019

Переполненным СИЗО желают добавить свободного места

Ссылка на первоисточник

Какие меры предлагают ФСИН и правозащитники

В переполненные СИЗО предложили не «заселять» новых арестантов — с инициативой выступили ФСИН и Совет по правам человека. Сейчас начальник изолятора обязан принять человека, даже если в СИЗО нарушены нормы по размещению в камере: на одного арестованного должно приходиться как минимум 4 кв. м свободного пространства. В СПЧ также предлагают обязать суд при избрании меры пресечения учитывать наличие мест в региональных СИЗО.

Поскольку в стране немало переполненных изоляторов, суды, возможно, станут чаще выбирать более мягкие меры, к примеру, подписку или домашний арест, считает член СПЧ, зампред Общественной наблюдательной комиссии Москвы Ева Меркачева: «На самом деле, в целом по России на одного заключенного приходится чуть больше 5 кв. м при норме в четыре "квадрата". Получается, что есть даже некий перебор с площадью. Но в отдельных регионах, и в первую очередь это, конечно же, Москва, норма площади — 2,3-2,5 кв. м в зависимости от конкретного СИЗО. На сегодняшний день ситуация нестабильная. Вчера, например, была переполнена больше "Бутырка", и я не удивлюсь, если через неделю то же произойдет в "Матросской тишине" и так далее. Проблему решать пытаются разными способами, но самое главное для нас, конечно, чтобы меньше людей арестовывали. Если будет продолжаться в том же духе, то получится, что все равно, как бы мы ни боролись с переполненными тюрьмами, ничего поделать с этим не сможем.

Одной из главных наших инициатив было предложение, чтобы начальник СИЗО имел право просто не принимать новых заключенных, если он понимает, что у них не будет своего отдельного койко-места.

Кстати, мы еще предлагали, чтобы судьи в режиме онлайн получали информацию о загруженности каждого СИЗО и имели возможность увидеть, какова картина, можно вообще куда-то этого человека поместить или нет».

Адвокат, член Совета при председателе Совета федерации по взаимодействию с институтами гражданского общества Евгений Корчаго полагает, что суды вряд ли станут реже отправлять людей в СИЗО. Для этого, по его словам, нужно менять систему в целом: «Мне эта ситуация кажется абсурдной и стыдной. У нас СИЗО переполнены, в первую очередь, по причине того, что следователь боится избирать иную меру пресечения, кроме содержания под стражей, потому что боится обвинений в коррупции, в том, что он взял деньги, например, за подписку о невыезде. Прокурор такое решение поддерживает потому, что не может не поддержать, так устроена система. Судья не хочет брать на себя ответственность и помещает гражданина в следственный изолятор, потому что у нас более 95% ходатайств на аресты удовлетворяются так же, как и более 98% запросов об их продлении. Давайте теперь в этой ситуации возложим ответственность на начальников СИЗО, чтобы они просто не принимали осужденного. Большего бреда представить сложно по одной простой причине — начальник СИЗО не принял арестанта, а суд меру пресечения избрал, куда дальше девать гражданина? Его повезут обратно в отделение внутренних дел, и вместо того, чтобы находиться пусть в нечеловеческих, но, тем не менее, условиях, когда его будут кормить, где он может справлять естественные потребности, обвиняемый будет сидеть в камере административно задержанных днями, пока вопрос с тем или иным СИЗО решен не будет.

Я считаю, что систему надо менять кардинально и, в частности, вводить персональную ответственность для судей за бездумное избрание меры пресечения.

Если они не могут самостоятельно это сделать, то менять закон, запрещать им избирать определенную меру пресечения по конкретным составам преступлений. Но ни в коем случае нельзя перекладывать эту ответственность на начальников следственных изоляторов».

Отказаться принимать арестованного начальник СИЗО сможет, только если тот обвиняется в преступлении небольшой или средней тяжести. Также, если во всем регионе не найдется СИЗО со свободными камерами, арестованного с его согласия могут перевести в другой субъект с соблюдением всех прав на апелляцию и участие в судебном процессе с помощью видеосвязи.