RUEN
Публикация
6.8.2019

Анна Кузнецова: «Лишение родительских прав — это крайняя мера»

Ссылка на первоисточник

Ранее прокуратура потребовала лишить Проказовых родительских прав за то, что они передали годовалого малыша третьему лицу — Сергею Фомину, которому заочно предъявили обвинение по делу о массовых беспорядках. Кроме того, СК возбудил против семейной пары еще два уголовных дела

У следствия нет претензий к семье Проказовых, которые были замечены на несогласованной акции протеста с ребенком. Об этом ТАСС заявил адвокат Проказовых Максим Пашков.

По его словам, в ходе допроса было установлено, что Сергей Фомин, который, по версии СК, прикрывался ребенком, чтобы пройти через оцепление, является близким родственником матери ребенка. «Они шли вместе, никакое оцепление не прорывали, ни в каких митингах не участвовали», — сказал Пашков. В СК заявление юриста на момент публикации статьи не прокомментировали.

Если говорить о фактах, то в Сети есть фото и видео, подтверждающие присутствие семьи с маленьким ребенком на несанкционированной акции. Есть также видеофакт передачи младенца третьему лицу — как говорят родители мальчика, их родственнику Сергею Фомину. Фомин, со слов отца ребенка, приходится двоюродным братом матери мальчика.

У следствия нет претензий к супругам, пришедшим на акцию 27 июля в Москве с годовалым сыном, сообщил адвокат семьи Максим Пашков. «Допрос окончен. Ни к кому претензий не имеется. Установлено, что Сергей Фомин является близким родственником матери ребенка, он крестный отец детей семьи Проказовых. Они вместе шли, никакое оцепление не прорывали, ни в каких митингах они не участвовали», — сказал ТАСС Пашков.

Так или иначе, оснований для лишения семьи Проказовых родительских прав с юридической точки зрения нет — в этом сошлись все эксперты, опрошенные Business FM. Так же считает и уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова, осуждая при этом поведение родителей.

Анна КузнецоваУполномоченный по правам ребенка«Лишение родительских прав — это крайняя мера, применяется в том случае, если родители, допустившие правонарушение, не осознают своей вины и не готовы менять свое поведение по отношению к своему ребенку. Но несомненно, что привлечение к участию в несанкционированных митингах несовершеннолетних, а тем более использование малолетних детей в качестве щита, недопустимо. Очевидно, что в ходе подобных акций под угрозой может оказаться не только здоровье, но и жизнь ребенка. А среди участников могут оказаться, например, провокаторы».

Однако родители мальчика утверждают, что в акции участия не принимали. По их словам, они просто какое-то время гуляли вместе с толпой протестующих, в которой был их родственник — Сергей Фомин. Насколько убедительно это звучит — вопрос.

Но тот факт, что на протестных акциях нередко можно увидеть митингующих с маленькими детьми — я могу подтвердить как очевидец. Как отцу четырехлетнего мальчика, и при этом, как человеку, который, находясь на работе, очень часто оказывался на первой линии соприкосновения протестующих с ОМОНом и видел, что там происходит, лично мне непонятно, как те или иные политические взгляды могут оказаться выше инстинкта защиты своего ребенка.

И как можно принести малыша туда, где с вероятностью 90% будут, если не дубинки, то уж точно давка и неуправляемое движение толпы? В этом плане возмущение части общества и желание как-то наказать таких родителей, не наказывая при этом детей понятны. Продолжает детский психолог, главный научный сотрудник Института детства Российского детского фонда Ирина Медведева.

Ирина Медведеваглавный научный сотрудник Института детства Российского детского фонда«Нет, с этим нужно бороться обязательно, потому что иначе это войдет в привычку. Иначе те, кто организуют такие несанкционированные митинги, они будут стимулировать людей, у которых маленькие дети, поступать аналогичным образом, например деньгами. Найдутся подлецы, которые, если это будет безнаказанно, сделают то же самое».

При этом нет никаких оснований утверждать, что организаторы несанкционированной акции 27 июля хоть как-то стимулировали появление на митинге детей. Возвращаясь конкретно к семье Проказовых, помимо инициативы прокуратуры о лишении родительских прав, для чего, по мнению экспертов, напомню, нет никаких оснований, появилось также еще и два уголовных дела: по статьям «оставление в опасности» и «неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». Что касается первой статьи, то, по словам главы коллегии адвокатов «Корчаго и партнеры» Евгения Корчаго, дело это абсолютно бесперспективное. Второе обвинение, если оно в итоге будет выдвинуто, при желании можно докрутить.

Евгений Корчагоглава коллегии адвокатов «Корчаго и партнеры»«Статья 156 УК предусматривает ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, если это деяние совершено с жестоким обращением с несовершеннолетним. Здесь тонкая грань. С одной стороны, вряд ли можно говорить, что, передавая ребенка, они таким образом планировали, что с ним будет какое-то жестокое обращение. С другой стороны, они понимали, что в условиях несанкционированного митинга, с учетом того, что возможны какие-то действия со стороны не только правоохранительных органов, но и потасовки, толкучка и прочее. Теоретически можно попробовать с натяжкой говорить о том, что соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним, потому что «жестокое обращение» термин оценочный».

Минимальная санкция по этой статье — штраф до 100 тысяч рублей. Максимальная — три года лишения свободы. С учетом того, что процесс явно носит показательный характер, хочется надеяться на то, что все ограничится, с одной стороны, только громким возбуждением дела, но с другой — что месседж дойдет до всех адресатов.